У нас в гостях фотохудожник Андрей Климачев. Я знакома с ним   заочно, по фотоработам, выставленным на фотосайтах в Интернете. Сегодня хочется представить фотографа и его снимки читателям журнала «Доля».  Наша беседа велась по телефону:

— Андрей, кто Вы по образованию?

— Я окончил Военный инженерно-технический университет (ЛВВИСКУ имени генерала армии А.Н. Комаровского) в Санкт-Петербурге. Когда я учился, это был город Ленинград. ЛВИСКУ — первое высшее инженерное учебное заведение в России, истоки которого берут свое начало в 1819 году.  Известные выпускники и преподаватели Санкт-Петербургской Высшей школы военных инженеров Военного инженерно-технического университета, которые на слуху у всех: Великий Князь Николай Николаевич Младший, писатели Ф.М.Достоевский и Б.А.Можаев, композитор и музыкальный критик, профессор фортификации, инженер-генерал Ц.А.Кюи, известные ученые Д.И.Менделеев, И.М.Сеченов, М.В.Остроградский, П.Л.Капица и его сын Л.П.Капица, герой Советского Союза генерал-лейтенант инженерных войск  Д.М.Карбышев, российский электротехник, изобретатель и предприниматель П.Н.Яблочков, генерал-лейтенант, командующий Добровольческой армией Май-Маевский Владимир Зенонович, с которым большинство нынешнего поколения знакомо по фильму «Адъютант его превосходительства».

По образованию я инженер-механик по ремонту и эксплуатации автомобильной и строительной техники. До конца девяностых служил в Армии, в запас ушел в звании майора.

 Сейчас Ваша работа связана с полученной специальностью?

— В определенном смысле, да. Я — менеджер по работе с корпоративными клиентами в автосалоне. Многогранность полученных в ВУЗе знаний позволяет мне успешно справляться с нынешними своими обязанностями. Хотя, всегда хочется чего-то еще. Например, творчества…

— Ну, это вполне возможно восполнить своими хобби, которых у Вас, по-моему, множество…

— О, да! Увлекаюсь я многим. Люблю спорт: дайвинг, фридайвинг (подводное плавание, но без акваланга), горнолыжный скоростной спуск. В ранней молодости, со школьных лет, любил автомобильные гонки. Кстати, и фотографией я увлекся в школе, в классе четвертом, впервые взяв в руки фотоаппарат Смена 8М. Сначала была просто интересна техническая сторона — процесс проявки пленки, появление изображения на бумаге, и все это в таинстве красного света абсолютно темной комнаты… Позже появился интерес к непосредственно снимаемому объекту, к композиции. Может, отсюда пошла любовь к живописи, в частности, к портретам. Еще студентом бегал в Екатерининский сад, писал там портреты прохожих — учился ловить в лице модели  человеческую суть, набивал руку художника и, заодно, зарабатывал на свое студенческое существование.

И по сей день мне больше всего нравится снимать людей, ловить их эмоции, «подслушивать» мысли, которые порой просто написаны на их лицах, позже, рассматривая снимки, продолжаю разгадывать сущность моего фотогероя.

— Судя по автопортрету, Вы еще и не лишены музыкальности…

— С детства любил шелест гитарных струн, но вот научился играть совсем недавно.

— Учились в Питере… В Ленинграде… Но Вы — москвич?

— Да, москвич уж не помню, в каком поколении. Очень люблю свой город, его историю.

— Это чувствуется, глядя на Ваш снимок «Москва майская». Так и напрашиваются строки из песни «Утро красит нежным светом стены древнего Кремля…» Красивый снимок, в нежной тональности утра…

— На самом деле снимал вечером. Но, поскольку я с трудом встаю рано, мне захотелось придать снимку вид рассветного майского утра. Рад, что получилось!

Кстати, об истории. Мне нравится обращаться к прошлому. Впервые попав на реконструкцию Бородинского сражения, я прикоснулся к этому событию не через книгу или фильм, а через живое действо. Это гораздо увлекательнее! Мне бы очень хотелось, чтобы читатели журнала «Доля» в сентябре, когда будет 200-летие Бородинской битвы, побывали на знаменитом историческом поле, где развернется, уверен, грандиозное феерическое зрелище тех событий. А пока хочу познакомить их с малой долей того, что снято в прошлые годы. Мои снимки — не постановка фотографа. Я ловил и пытался зафиксировать то, что ставили режиссеры реконструкции. Это очень интересно!

— Я знаю, что на фотосайте, где мы с Вами встречались…

— А мы все-таки знакомы? Я просто не припомню фамилии Прилуцкая…

— Да Вы ее и не слышали там.

Так вот на ФотоФоруме, я знаю, у Вас есть друг, фотохудожник из Пятигорска, Константин…

— Да, Константин Мягков.

— Я заметила, что вы с ним оба эрудированны, знатоки  истории, поэзии. Не ошибусь, наверное, если скажу, что вам с Константином очень близок Михаил Лермонотов — вы частенько его цитируете.

— Да, это так! Особенно захватил Лермонтов Костю, который волею судьбы из Мурманска оказался на Кавказе, поселился там и теперь увлеченно изучает самым непосредственным образом историю пребывания поэта в этих местах. Подходит он к этому вопросу очень серьезно — дотошно вычитывает все, что удается найти о снятом им объекте. У Кости очень интересная манера обработки снимка, несколько необычная в своем роде.

— А нет ли у вас совместных творческих планов с Константином Мягковым?

— Вы знаете, были… Был план издать совместную книгу, фотоальбом, иллюстрированный лермонтовским стихотворением «Бородино». Но… Московское издательство объявило нам такую цену!.. Пришлось приглушить свои желания.

— Что ж, не исключено, что вам подойдет издательство «ДОЛЯ», издавна славящееся своей качественной работой и щадящими ценами.

Но вернемся к фотографиям того, что связано с 200-летним юбилеем Бородинского сражения. Вот снимок Спасо-Бородинского монастыря. Это сооружение  интересно своей историей…

— Да, это так. Это первый памятник воинам, павшим во время Бородинского сражения. Спасо-Бородинский монастырь был основан Маргаритой Михайловной Тучковой (урожденной Нарышкиной) на месте гибели ее мужа, генерала Александра Алексеевича Тучкова. Место для строительства монастыря было избрано не сразу. Дело в том, что тело погибшего генерала так и не было найдено, и только в 1817 году сражавшийся рядом с ним генерал П.П.Коновницын написал Маргарите Михайловне о том, где последний раз видели ее мужа — на средней Багратионовой флеши. Вдова испросила высочайшего разрешения на сооружение поминальной часовни на этом месте, и получила его вместе с 10 тысячами рублей от государя на строительство. Выкупив три десятины земли, выстроила на ней церковь Спаса Нерукотворного Образа  (Нерукотворный Образ Спасителя — полковая икона Ревельского полка, которым командовал А.А.Тучков). Когда умер единственный пятнадцатилетний сын Тучковых Николенька, мать похоронила его здесь же. Весь мир женщины сосредоточился теперь в этом месте Бородинской земли, последнего пристанища двух самых любимых её мужчин. С 1826 года М.М.Тучкова переехала жить в домик при церкви, к ней примкнуло несколько таких же, как она, вдов. С 1833 года — это Спасо-Бородинское Семёновское общежитие, а с 1839 — Спасо-Бородинский второклассный женский монастырь. Маргарита Михайловна Тучкова в 1836 году, освободив своих крепостных, постриглась, а в 1840 году стала игуменьей этого монастыря под именем Марии.

Еще в двадцатые годы ХХ века в монастыре жило до 270 сестёр. Но в 1929 году монастырь закрыли. До 1941 года он использовался как школа и общежитие, во времена немецко-фашистской оккупации был занят под немецкий военный госпиталь, а в 1950-е годы стал машинно-тракторной станцией.

Реставрация монастыря началась в 1972 году, и в 1992 году в нем была возобновлена женская православная обитель (ряд помещений используется совместно с Бородинским музеем-заповедником). В 1994 году заново выстроен домик М.М.Тучковой.

— Андрей, я знаю, что у Вас есть замечательная фотосерия цветов. Каждый снятый цветок имеет легенду, которую Вы прекрасно рассказываете.

— О, цветы я очень люблю, как, впрочем, все красивое! У них своя жизнь…

— Откуда же Вы черпаете свои истории о цветах?

— Я рано лишился родителей. Мне не было еще десяти лет, когда их не стало. У моего отчима есть мама, которую я зову бабушкой.  Климачёва Мария Васильевна.  Она живет в Воронеже, уже очень старенькая, но до сих пор с ней интересно беседовать, несмотря на ее возрастную забывчивость, проявляющуюся время от времени.  Когда-то она была искусной мастерицей цветов из соломки, занималась плетением на коклюшках — вологодские кружева. Вот у нее я и нашел книгу на чешском языке с легендами о цветах. И захотелось мне сделать свой фотоальбом, над которым я до сих пор не прекращаю работу.

— Да, цветы из Вашей фотоколлекции великолепны! У меня есть подарок от Вас.

  Да кто же Вы?!

— Узнаете, получив четвертый номер журнала «Доля»! — смеюсь я. — Пока лишь могу сказать, что мой фотопсевдоним — имя героини моего романа «Общежитие», который я написала в 2004 году. Волею судьбы из инженера-строителя она превратилась в преуспевающего фотографа одного московского глянцевого журнала. Это случилось приблизительно в тот же период истории нашей страны, когда и Вы сменили профессию военного офицера на гражданскую.

— Что ж, буду ждать! Ждать и гадать… Может быть, угадаю! Я все-таки военный инженер, логическое мышление которого развивалось не один год. А читательницам журнала «Доля» я дарю снимок лилии. На мой взгляд, это один из самых прекрасных цветов на нашей планете.

— А легенда?

ЛегендаТак уж повелось, что люди издавна дарили друг другу цветы, а цветам — красивые имена, слагая про них легенды и сказки.  Древнегреческие мифы приписывали лилии божественное происхождение. Согласно одному из них, однажды богиня Гера кормила младенца Ареса. Капли брызнувшего молока упали на землю и превратились в белоснежные лилии. С тех пор эти цветы стали эмблемой богини Геры.

Но я дарю вам снимок под названием «Венец для Оберона». И это тоже идет от одной из легенд о лилии, из древнегерманской мифологии. В ней бог грома Тор всегда изображался держащим молнию в правой руке, а скипетр, увенчанный лилией, в левой. Ею же украшалось чело древних обитателей Померании во время празднеств в честь богини весны. А благоухающий венчик цветка служил в германском сказочном мире волшебным жезлом для Оберона, царя фей и эльфов. Он же был жилищем этих маленьких сказочных созданий. Пусть жизнь читателей журнала «Доля» хоть на миг станет красивой сказкой!

Беседу с фотохудожником из Москвы Андреем Климачёвым провела фотограф Светлана Волевская, она же — редактор журнала «Доля» Ольга Прилуцкая.

Фотоработы А.Климачёва на

http://vbasyrovdola.ucoz.ru/photo/foto_zhurnala_quot_dolja_quot_4/9